Репортаж. Как “Адаптация” переиздание “Джута” презентовала

| Октябрь 25, 2012

Репортаж. Как "Адаптация" переиздание "Джута" презентовала21 октября в Санкт-Петербурге, в клубе da:da: прошел концерт групп «Адаптация» и «Западный фронт».

Если кто из наших читателей еще не знаком с творчеством казахстанской группы «Адаптация», пусть знают — помимо всего прочего, она выделяется атмосферой надломленности во многих песнях (от несоответствия реальности и мира, в котором бы хотел жить герой) и не самым тривиальным вокалом. Напряженным, как натянутая веревка на гильотине. Забегая вперед — отмечу, что Ермен серьезно выложился в ходе выступления. Верится, что все, о чем он поет, для него больно и актуально.

Кто был в da:da:, тот знает, что это небольшой, но чрезвычайно уютный клуб. Сцена близко и низко — можно подойти к музыкантам на расстояние вытянутой руки. И это не может не сказываться на атмосфере тамошних выступлений — они больше напоминают закрытые встречи посвященных, где случайные люди исключены.

«Западный фронт» — первый сюрприз. Не знаю, оговаривался ли он в каких-то анонсах. Группа отыграла 45 минут, но к этому не хочется употреблять определение «разогрев», ведь Николай Вдовиченко — бывший бас-гитарист «Адаптации» и эстетики («таблицы символов», как сказали бы любители осознанных сновидений) этих групп тесно пересекаются.

«Западный фронт» сыграл как уже известные песни, так и те, которые еще не были зафиксированы на официальных альбомах. Особенно запомнилась про «девицу с косой» (да, в ней есть игра слов), чем-то смахивающая на «Про дома» «Адаптации» (последняя, как раз, тем вечером не звучала). «Партизанская» — простая история о наивном парне из Бугульмы, фанате группы «Сплин», идейном дезертире и автоугонщике. Интересно, есть ли среди таких персонажей любители непосредственно «Западного фронта»? Если б не иномарка, песня бы вписывалась в каконы советского маргинального фольклора — этакое культурологическое ретро. Еще одна новая вещь порадовала до кинематографичности красивыми переливами клавиш, но текст я расслышал не целиком, и от прочей оценки воздержусь. А «Весны в Гонконге» и «Пора становиться большим» (хорошее напоминание, звучало бы только чаще) не было.

И Николай, и Ермен начали с тихих, но напряженных, как затишье перед боем на войне, вещей — «Скоро зима» и «Пепел» соответственно. «Адаптация» сыграла около тридцати песен. Из симпатичных мне — звучала «Ноябрь в окно». Удивительно, что реакция публики оказалась бурной (возможно, самой бурной за весь концерт) — при том, что она неспешная и лиричная. Ермен извинился, что не смог привезти переиздание альбома «Джут» (который и стал формальным поводом для концерта), зато, как обещал, исполнил все песни с него. В итоге, «Грязь» оказалась самой длинной и знойной на выступлении. А «Встретимся» — самой яркой. Шестиминутка космоса и отчаяния. Интересно, совпадение ли, что после просьбы из зала сыграть Straight Edge была «Мой город будет стоять» — версия со словами «…вот поэтому пьет по-черному наша сраная интеллигенция». Так намного честнее, да.

Вещи, еще не появлявшиеся на студийных альбомах — как минимум, «Колесо истории», «Проза зимы» а так же «Империя наносит ответный удар».

Но лучший номер концерта — без вариантов, «Будущего нет». Одна из самых первых вещей Ермена, нарочито корявая. Исполненная через двадцать лет, да под конец выступления (когда в голосе стала заметна усталость ), она заиграла новыми красками. Вернее, одной — чернейшей.

Кроме нее, было еще много ранних и наивных вещей. Например, «Анархия», «Убей в себе романтика», «Кайфа больше нет». Они явно выделялись, как следствие — оттянули внимание на себя. И ближе к концу выступления я начал понимать его дух. Это и правда такое ретро. Аутентика для тех, кто хочет проникнуться эстетикой того времени, тамошними надеждами. Когда молодость еще позволяет верить, что цветущие сады и анти-тигры Фурье появятся еще при тебе, а «Кайфа больше нет» — не приговор, но вроде стимула что-то делать.

Tags: ,

Category: Репортаж

Новости, которые вы пропустили



Top