Ольга Арефьева представила «Хвоина» в Санкт-Петербурге

| Апрель 19, 2013

— Ну и правильно, что подальше! – говорят мне, когда я выбираю свободное место. — Звук будет громким!
— Громким? — думаю я. — Но ведь прошлое выступление…

Осенний концерт Арефьевой меня впечатлил. Приятно, что музыканты не стояли «памятниками себе», а устроили настоящее представление. Тем не менее, я и подозревать не мог, насколько два выступления одной и той же группы, в одном и том же зале, могут различаться.

Пока зрители рассаживаются, на большом экране демонстрируется несколько клипов. Группа выходит, и я понимаю, что имелось ввиду под «громкостью». Тяжелый, прямо металлический звук. Арефьева иронически объясняет, что есть своя прелесть, когда такой электрический концерт происходит не в клубе, а в красивом зале с сидячими местами и алым занавесом. Тяжесть иногда сменяется рэгги — не менее энергичным, пружинящим. В таком стиле, например, исполняется одна из новых песен «Сион» — про путешествие к одноимённой горе. Лирический герой знает, что ее нет, но продолжает странствие.

Такие перфомансы нужно воспринимать комплексно — как сумму деталей. Вместе с визуальной частью, с концертным залом и публикой, звук создает иное впечатление, чем если бы оказался вырванным из контекста. И не только он. Как пример, ремарка о Джа, растаманах и мировом Вавилоне (перед новой песней) звучит наивно, но это — лишь деталь образа, и суть даже не в нем, а в том, как скоро Ольга меняет его на следующий. Видим алый занавес — представляем коллаж из лоскутов, выловленных в глобальном информационном бульоне.

Другая новая песня – «Смотри на этот свет» – исполняется под видеоряд. Вот так — трек еще не записан, а клип уже есть. Очень интересный подход, один мой знакомый тоже так делал — эксперимент хоть и авантюрный, но позволяет взглянуть на свое же творчество с неожиданной стороны. Текст призывает взглянуть на свет, на экране — много подводной съемки.

Немногим раньше исполняется песня «Сделай что-нибудь». Арефьева рассказывает, что обычно эта вещь не входит в концертные сет-листы, но недавно пришло письмо… Уж не знаю, что там была за аргументация, но настроение в обеих песнях очень похоже — не блаженное удовлетворение в свете, но путь к нему через все неровности… нет, не в мире — в себе. И там, и там много личного. Видимо, у той слушательницы, как и у самой Ольги, снова переломный этап («снова» — потому, что живой человек может хоть каждый день переосмысливать реальность по-своему). Вообще, тема «дороги к свету» проскальзывает во многих песнях первого отделения.

Разумеется, без театра KALIMBA не обходится. Больше всего поражает номер «Хвоин» — актеры фехтуют, передвигаясь на ходулях. Да-да, мимо всех проводов, музыкальных инструментов, группы. Чувствую, как это было сложно отрепетировать. Во второй части номеров становится больше. Да, как и в прошлый раз, к финалу настроение всё менее серьёзно. Под конец Ольга просит встать с сидячих мест и подойти ближе. Люди не то, чтоб танцуют, но пребывают в благодатном расположении духа. Она замечает в толпе детей и просит их подняться на сцену. Конечно, отдельный разговор — нужно ли навязывать детям свои пристрастия или лучше подождать, пока они вырастут (к родителям, чьи отпрыски в три года прыгают под «сибирский суицидальный панк» или блек-метал, я отношусь скептически). Но здесь мы упираемся, пожалуй, в краеугольный камень творчества Арефьевой, а именно — если не понятность, то допустимость для любых возрастов.

Внутренний ребенок-максималист может хоть посинеть, вякая о недостаточной экспериментальности и неполном выносе мозга, но обозреваемое явление находится в слишком далеком от него измерении. Арефьевой удается собирать публику, перед которой можно петь на разные темы, в разных стилях. Особенно, когда в песнях есть что-то личное — иррациональный, словесно невыразимый опыт. Здесь есть опасность собрать излишне закрытый, слабо обновляемый (сиречь, подверженный стагнации) контингент. Но нет — мало того, что людей немало (сравнительно с некоторыми другими концертами, на которых я побывал для «Репродуктора»), так еще они сами очень разные. Очень. От лиц в преклонном возрасте до детей. Вот явных «субкультурщиков» не так много, да и те, что есть, тоже весьма различны — только этот концерт смог собрать их под одной крышей.

И вот бы побольше групп вкладывалось в визуальную часть так, как это делает Ольга! Для «голого» звука не обязательно куда-то идти и платить деньги за билет, а ведь из концерта можно сделать целое представление. Кстати, вот и подсказка начинающим группам как выделиться на фоне большинства.

Tags:

Category: Репортаж

Новости, которые вы пропустили



Top