Репортаж: удастся ли сохранить песни Пинежья?

| Ноябрь 16, 2012

10 ноября в Санкт-Петербурге, в кинозале петербургского дома композиторов состоялась презентация диска «Пинежская Песня. Том II». Прошел показ рабочих материалов фильма «(Пинежский) Край», выступил студенческий ансамбль кафедры русского народного песенного искусства Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств «Лествица».

Режиссер Лев Наумов (Руководитель творческого объединения CAMEL Studio, дружественного издательству «Выргород») выступил со вступительной речью. Он прокомментировал съемки, которые велись в марте 2009 года на Пинежье. «Ощущение было такое, как будто вы решили сделать биографический фильм о неком человеке, а приехали и попали только на его похороны, — сказал он. — Север вымирает просто катастрофически». И это есть в фильме — в частности, поразила школа на три ученика. Я еще удивился мужеству педагога — она занимается с каждым ребенком индивидуально, сама преподает все предметы, включая даже такую экзотику как немецкий язык. Вернее, преподавала — как гласят титры, уже после съемок школу закрыли. Молодежь не хочет вникать в песенную традицию бабушек и дедушек. И те, если я верно понял, относятся к этому с отрешенностью: «Ну, у них свои песни». Так что, спасением исторического наследия занимаются энтузиасты — все тот же Лев Наумов и «Выргород».

Повеселее история записи, которая взята за основу антологии. Ее сделал известный музыковед-фольклорист Андрей Сергеевич Кабанов в 1976 году. Ее главное отличие от остальных фольклорных записей того периода заключается в том, что сделана она была на многоканальную аппаратуру. То есть, был хор и перед каждым исполнителем стоял микрофон. Запись производилась на бытовую технику — в лучшем случае, на магнитофоны «Астра» и «Нота». Скорость движения пленки имела большую погрешность — все плыло, и тогда соединить голоса было невозможно в принципе. Такая вот романтическая история о записи — посылке в будущее, где она может пригодиться. И вот, оно наступило.

Впрочем, это — не единственная используемая для составления антологии запись, их много и все они разные. Как и пинежская песня не представляется какой-то застывшей формулой — в каждой деревне поют по-своему. А как это звучит в живую продемонстрировал ансамбль «Лествица». И я скажу — да, живьем это производит более сильное впечатление. Как и музыка с большим количеством акустических инструментов — когда качество не зависит от аппаратуры, и каждый участник рисует собственными красками, не замутненными техническими ограничениями. Но в данном случае это не инструменты, а голоса. Они поют а капелла. Для уха современного человека это звучит, действительно, непривычно. Но в случае с живым исполнением происходит некий эффект «впечатывания в стул». От хора идет мощь — увы, на записях мной пока не обнаруженная.

Эта участница ансамбля сама родом из Пинежья. На ней — сарафан ее прабабушки.

Кстати, одна из участниц ансамбля родом из тех мест — она была в сарафане своей прабабушки. Вместе с его руководительницей, Кузнецовой Мариной Анатольевной (еще она — доцент кафедры русского народного песенного искусства в Санкт-Петербургском государственном университете культуры и искусств), они высказали двойственные впечатления от показанных киноматериалов. «Они говорят о красивой природе, о потрясающих избах в этих деревнях. Но мы же это не видим, — сказала Марина Анатольевна. — Мы прекрасно знаем, что там потрясающая архитектура. Может быть, помешала зимняя съемка».

Но как бы то ни было, спасибо тем, кто собирает по крупицам и сохраняет культурное наследие нашей страны. Это – большой и очень нужный труд, к тому же, довольно часто – неблагодарный.

Tags:

Category: Репортаж

Новости, которые вы пропустили



Top